?

Log in

No account? Create an account
Известно, что богатые люди имеют множество полезных привычек, которые, как считается, и делают их такими успешными. Но что, если человек, у которого нет миллионов на счету, решил начать следовать распорядку дня богатых людей? Что он будет ощущать? И как изменится его жизнь?

Я решил найти ответы на все эти вопросы, поэтому в течение 6 месяцев следовал основным привычкам богатейших людей планеты.
Read more...Collapse )

История г. Алапаевска.

О том, что город был революционным, говорят названия улиц, сохранившиеся до сих пор: Розы Люксембург, .... и т.д.

История г. Алапаевска.

С февраля 1849 года до мая 1852 года Алапаевскими заводами управлял генерал-майор корпуса горных инженеров в отставке И.П. Чайковский — отец великого композитора. В доме, в котором в Алапаевске жила семья управляющего заводами, сейчас краеведческий музей и музыкальная школа имени П.И. Чайковского.

Владевшие Алапаевскими заводами наследники действительного статского советника С.С. Яковлева, не принимавшие непосредственного участия в деятельности принадлежавших им предприятий, в пореформенный период поручили управление своими заводами управляющим-французам квалифицированным специалистам, которые стояли во главе заводской администрации с 1867 по 1899 годы (Н.Ю. де Ришмон, А.Ю. Иллеро, де Секулон и другие). Заводовладельцы, привыкшие при крепостном праве получать с заводов устойчивые доходы, в условиях перехода к вольнонаемному труду и рыночным отношениям, надеялись с помощью французских управляющих и внедрения «европейских» методов управления, не вкладывая капиталов, обеспечить себе прежние прибыли. Угождая заводовладельцам, управители-иностранцы стремились «выжать» из завода как можно больше прибыли и мало заботились об улучшении его технического оснащения. Так, из дел главного правления видно, что в 1891-1895 годы выплачивалось владельцам на «личные расходы» ежегодно в среднем по 729,1 тысяч рублей, а расходовалось на новые постройки в год в среднем по 145,9 тысяч, то есть в 5 раз меньше.

Рабочие завода приняли активное участие в революции 1905-1907 годов. 6 марта 1905 года заводоуправление объявило о снижении зарплаты на 1/3 и значительном сокращении рабочих. 7 марта забастовали все рабочие завода, на следующий день они избрали Совет уполномоченных, который не только руководил забастовкой, но и фактически в течение полутора месяцев управлял заводом. Возглавляли Совет социал-демократы Е.А. Соловьев, Г.Г. Ветлугин и другие. К рабочим примкнули крестьяне окрестных деревень, выполнявшие на заводе вспомогательные работы. (Позже среди них образовался Крестьянский союз, возглавляемый эсером Г.И. Кабаковым (он же «Пугачев»). Это был первый на Урале и один из первых в стране Совет рабочих и крестьянских депутатов. Волнения на заводе были подавлены только в мае с помощью войск и ареста 9 наиболее активных рабочих. В 1907 году из-за забастовки рабочих завод снова стоял более двух месяцев. В.Е. Грум-Гржимайло, управлявший Алапаевскими заводами в 1903-1907 годах, назвал завод «бунтарским, революционным гнездом». Официальная и буржуазная печать писала об «алапаевской республике», называла Кабакова ее «президентом».
http://www.arkur.ru/plants/Neivo-Alapaevskiy.html

(Факт, что отец великого в будущем композитора, Петра Ильича Чайковского, был управляющим Алапаевского завода, широко известен, но совсем умалчивается тот факт, что управляющим так же был В.Е. Грум-Гржимайло. И жил он, по всей вероятности, в том же доме, что и Чайковские, так как дом этот был построен для управляющих. Сейчас там находится только музей Чайковского, а музыкальная школа находится в другом здании.)
На экономических показателях работы завода неблагоприятно сказывалась его оторванность от железнодорожной сети. После постройки в 1878 году Горнозаводской железной дороги заводская продукция отправлялась гужом за 110 верст на станции Нижний Тагил, а после сооружения в 1909 году железнодорожной линии Нижний Тагил—Нижняя Салда — до станции Нижняя Салда за 60 верст. 31 июля 1905 года правительством было принято решение о строительстве железной дороги Нижняя Салда—Алапаевск, которая дала бы заводу прямой выход в общероссийскую железнодорожную сеть и значительно облегчила доставку продукции на рынок сбыта. Дорога длиной в 60 верст строилась казной за счет Алапаевских заводов, которые должны были внести на ее строительство 1,5 миллиона рублей. Из-за отсутствия у заводов денег и трудности получения кредитов дорога строилась медленно и была введена в эксплуатацию только в 1912 году. К тому времени казной была сооружена железная дорога Богданович—Егоршино—Алапаевск, пущенная в 1913 году, которая дала заводу второй, более короткий выход на общеимперскую железнодорожную сеть. Это улучшило транспортные возможности завода и весьма ощутимо уменьшило его транспортные расходы. С началом Первой мировой войны основным видом продукции завода стала снарядная сталь (80%), на долю кровельного металла оставалось 20%, прокатка кровельного листа была резко сокращена. В марте 1915 года завод получил от Военно-технического управления заказ на изготовление 200 тысяч пудов колючей проволоки с поставкой ее с октября 1915 года. Летом 1915 года развернулось строительство, проволочно-прокатного стана и мастерских для выделывания волоченой и колючей проволоки. Но из-за отсутствия необходимых станков и механизмов, соответствующих специалистов выпуск колючей проволоки начат только в 1916 году. Кроме того, завод начал изготовлять по военным заказам донышки для артиллерийских снарядов (шрапнели), скобы, ножницы для резки проволоки и тому подобную продукцию. С переходом завода на выработку гладкой и колючей проволоки, с июня 1916 года изготовление кровельного железа было прекращено. Нехватка рабочих рук из-за массовой мобилизации вспомогательных рабочих в армию вызвала серьезные трудности с заготовкой руды, древесного угля и дров. Вследствие недостатка руды и топлива в 1916 году в заводе остановлены две домны, которые впоследствии были совсем разобраны, и осталась действовать только одна домна.
Финансовое положение Алапаевских заводов продолжало ухудшаться. Несмотря на то, что Товариществу удалось в 1913 году заложить округ за 2,5 миллиона рублей в Нижегородско-Самарском банке, задолженность на 1 ноября 1916 года составила 14,4 миллионов рублей, а к октябрю 1917 года достигла 23,8 миллионов рублей. Паи округа стали усиленно скупать Азовско-Донской, Соединенный и другие банки, в декабре 1916 года они были куплены Русско-Азиатским банком, предполагавшим продать их концерну Путилова-Стахеева-Батолина. В руках старых владельцев осталось только 8% основного капитала. Фактическими владельцами завода в 1917 году стали Русско-Азиатский банк и стоящие за ним французские финансовые круги. После Февральской революции 1917 года по требованию рабочих на заводе был введен 8-часовой рабочий день, создан Совет старост, выполнявший функции фабрично-заводского комитета, который разбирал конфликты между рабочими и администрацией, заботился об охране труда и тому подобное, требовал обеспечения рабочих продовольствием, пытался организовать контроль за производством и распределением продуктов. Правление заводами, находившееся в Петербурге, было категорически против контроля рабочих над производством. Оно с сентября 1917 года прекратило финансирование и в течение четырех месяцев не перечисляло необходимых для деятельности завода денег, запретило заводоуправлению продавать чугун, железо и все изготовляемые и добываемые материалы, требовало от управляющего заводом: «все заготовленное железо, если не можете продать на месте, вывезите из округа немедленно».

После Октябрьской революции 1917 года и установления в Алапаевске Советской власти на заводе был установлен рабочий контроль, в январе 1918 года он национализирован.

В связи с гражданской войной, голодом и хозяйственной разрухой завод не действовал несколько лет. В советское время стал называться Алапаевским металлургическим заводом.
Финансовое положение Алапаевских заводов продолжало ухудшаться. Несмотря на то, что Товариществу удалось в 1913 году заложить округ за 2,5 миллиона рублей в Нижегородско-Самарском банке, задолженность на 1 ноября 1916 года составила 14,4 миллионов рублей, а к октябрю 1917 года достигла 23,8 миллионов рублей. Паи округа стали усиленно скупать Азовско-Донской, Соединенный и другие банки, в декабре 1916 года они были куплены Русско-Азиатским банком, предполагавшим продать их концерну Путилова-Стахеева-Батолина. В руках старых владельцев осталось только 8% основного капитала. Фактическими владельцами завода в 1917 году стали Русско-Азиатский банк и стоящие за ним французские финансовые круги. После Февральской революции 1917 года по требованию рабочих на заводе был введен 8-часовой рабочий день, создан Совет старост, выполнявший функции фабрично-заводского комитета, который разбирал конфликты между рабочими и администрацией, заботился об охране труда и тому подобное, требовал обеспечения рабочих продовольствием, пытался организовать контроль за производством и распределением продуктов. Правление заводами, находившееся в Петербурге, было категорически против контроля рабочих над производством. Оно с сентября 1917 года прекратило финансирование и в течение четырех месяцев не перечисляло необходимых для деятельности завода денег, запретило заводоуправлению продавать чугун, железо и все изготовляемые и добываемые материалы, требовало от управляющего заводом: «все заготовленное железо, если не можете продать на месте, вывезите из округа немедленно».

После Октябрьской революции 1917 года и установления в Алапаевске Советской власти на заводе был установлен рабочий контроль, в январе 1918 года он национализирован.

В связи с гражданской войной, голодом и хозяйственной разрухой завод не действовал несколько лет. В советское время стал называться Алапаевским металлургическим заводом.
http://www.arkur.ru/plants/Neivo-Alapaevskiy.html
Имели ли мои предки, жившие крестьянским трудом в деревнях Устьянчики и Мелкозерово, отношение к заводу? Косвенно - да, имели. Летом работали в поле, а зимой на своих лошадях возили руду, лес для завода.

История г. Алапаевска.

В 1739 году было предложено передать 11 казенных железоделательных заводов в частные руки на более выгодных для частных предпринимателей условиях. Только А. Демидов выразил желание купить Алапаевский, Синячихинский и Сусанинский заводы. Демидов признается в своих письмах, что заводы нужны ему из-за крестьян, работавших на этих заводах. Таким образом, из 11 заводов на 8 не нашлось желающих, боясь остаться с не рентабельными предприятиями, государство решило отложить передачу заводов в частные руки.

Придя к власти, императрица Елизавета Петровна подписала ряд указов в той или иной степени касавшихся металлургической промышленности. В 1754 году были отменены внутренние пошлины. Это уровняло стоимость доставки железа в Петербург частных заводов с государственными. Через три года императрица передает часть казенных уральских заводов представителям аристократии. В 1757 году Правительствующий Сенат по указу императрицы Елизаветы Петровны передает Алапаевский завод лейб-гвардии секунд-майору А.Г. Гурьеву, а 1759 году он просит увеличить число приписных крестьян, для расширения производства. Но уже 1766 году продает завод Савве Яковлеву.

К концу царствования Елизаветы Петровны экономическое положение Яковлева еще более упрочилось: с 1759 г. он берет в откуп (откуп — это исключительное право, предоставлявшееся государством за определенную плату частным лицам (откупщикам) на сбор каких-либо налогов, а также продажу конкретных видов товаров) все питейные сборы Москвы и Санкт-Петербурга, Ингерманландии, Кронштадта и Ладоги.
5 марта 1762 года Яковлев, компанейщик и обер-директор над питейными сборами, был пожалован Петром III в чин титулярного советника, а 20 апреля того же года – в чин коллежского асессора. Последнее давало ему право на получение потомственного дворянства.

Вскоре он получает откуп на все таможенные сборы на 10 лет. В начале царствования Екатерины II положение Яковлева пошатнулось. По одной из версий, в день всенародных гуляний в своих питейных заведениях он отказался бесплатно поить народ в честь восшествия на престол императрицы, чем вызвал народное недовольство, которое выразилось в уличных беспорядках. Об этом было доложено Екатерине. Яковлев впал в немилость, и в народе ходили слухи, что, в качестве наказания, ему была пожалована пудовая чугунная медаль «За скупость», которую он был обязан носить на шее по праздникам. На самом деле после окончания гуляний правительство потребовало отчет о количестве израсходованного спиртного и получило в ответ подозрительно большое количество бочек. Была назначена следственная комиссия, которая выявила, что на всех столичных складах не могло храниться такого запаса водки, какой был выписан откупщиком.

Савва Яковлевич Собакин (ставший впоследствии Яковлевым) — потомок государственных крестьян — родился 9 декабря 1712 году в г. Осташкове, из которого вышли также такие крупные петербургские купцы, как Апайщиковы и Резвые. Осташков славился своими рыбным, сапожным и кожевенным промыслами. Развитию кожевенного промысла способствовал прогон скота через соседние города Тверь и Новгород: по дороге часть скота забивали, что давало дешевое сырье.

С ранних лет Яковлев помогал отцу, заниавшемуся скотопромышленным делом. По семейному преданию, он пешком, «с полтиною в кармане и родительским благословением» пребывает в Петербург, где начинает с торговли вразнос мясом и рыбой. Лоточнику помог случай: его приятный голос услышала императрица Елизавета Петровна, чрезвычайно любившая вокальное искусство и жаловавшая людей, имевших хоть какие-либо способности к нему. По приказу Елизаветы разносчика назначают поставщиком припасов для императорской кухни. Это обеспечило определенный начальный успех. Обогащению помогло и то, что многие знатные вельможи, глядя на императрицу, поручили Собакину снабжать и их собственные дома.

Только широкой благотворительностью и раздачей разного рода пожертвований Яковлеву удалось смягчить гнев Екатерины, а затем и полностью вернуть ее благосклонность. Этому способствовало также то обстоятельство, что в год коронования Екатерины II Яковлев успел закончить обустройство внешнего вида церкви Успения Пресвятой Богородицы, возведенной на его средства. Чтобы увековечить столь знаменательное событие, на главный купол водрузили корону. Въезжая в столицу после коронации, Екатерина была приятно поражена, увидев корону на главном куполе первой церкви на границе города.

Яковлев начинает инвестировать капитал в горно-заводскую промышленность. Расчетливый предприниматель скупает не просто современные заводы, а лидеров отрасли — колыбель уральской железоделательной промышленности — Невьянский завод, затем одновременно с ним в 1769 году приобретает у Прокопия Акинфиевича Демидова еще пять заводов: Быньговский, Шуралинский, Верхнетагильский, Шайтанский и Верх-Нейвинский. Эти заводы достаются Яковлеву с землей, лесами, природными ресурсами и людьми, а сумма сделки составляет более 800 тысяч рублей, что превышало их реальную стоимость в 4,5 раза. По контракту Яковлев выплачивает П. А. Демидову 200 тысяч рублей, а остальные 600 тысяч обязуется погасить в течение пяти лет.

Помимо заводов, новому владельцу досталась и готовая продукция, которую он приобрел с «уступкою» по 20 копеек с рубля. За Демидовым оставались только наличные деньги, имевшиеся в заводских конторах. Сделка для П. А. Демидова была выгодной. Невьянский завод, построенный за 11 800 рублей (1702 год), в 1767 году оценивался уже в 73 598 рублей. Общая же стоимость всех проданных заводов достигла к 1769 году 177 119 рублей.

Несмотря на столь завышенную стоимость сделки, она была выгодна и Яковлеву, если учесть, как остро в крепостнической России стоял вопрос обеспечения крупного частного производства рабочей силой. Кроме производственной базы Яковлев приобретает несколько тысяч крепостных, и старые предприятия поставляют впоследствии рабочие кадры его новым заводам: Режевскому, Ирбитскому, Верхне-Синячихинскому, Верх-Нейвинскому, Верхне-Алапаевскому.

Впоследствии проблема с рабочей силой была решена окончательно. Благодаря покровительству князя Потемкина, предприниматель в 1777 году получает потомственное дворянство, что давало право покупки крепостных. Подчеркнем, что получение Яковлевым потомственного дворянства было очень весомым доказательством успешности его предпринимательской деятельности.
Хозяйственная активность, поражавшая своей экспансией современников, делает Яковлева обладателем всероссийского брэнда — демидовского соболя. Это клеймо, на котором был изображен соболь и выбито слово «Сибирь», славилось не только по всей России, но и далеко за ее пределами: в Англии, Швеции, Голландии. Данный знак высочайшего качества железа просуществовал вплоть до 1917 года.

Вместе с демидовскими заводами, в 1769 году Яковлев скупает предприятия графа С. П. Ягужинского, Холуницкие заводы генерал-прокурора А. И. Глебова, а в 1774 году за 200 тысяч рублей Верх-Исетский завод графа Воронцова — и становится владельцем более 20 металлургических предприятий. Масштабы его деятельности легко оценить, если учесть, что к началу XIX века предприятий в этой отрасли было чуть более 90. К тому же заводы Яковлева являлись не только лидерами по технической оснащенности, технологии и организации производства, но и представляли довольно мощные по тем временам предприятия. По выплавке чугуна самым крупным был Невьянский завод (до тысяч пудов в сутки), за ним шел новый завод в Реже. На каждом из этих заводов было занято до 300 цеховых работников. Помимо постоянных работников в цехах также трудились рудокопы, каменщики, дровосеки, плотники, углежоги. Ряд заводов со временем был им реорганизован. Большое внимание уделялось возведению плотин и строительству домен.
Яковлев знал экономику России, хорошо разбирался в политическом и общественном устройстве, понимал язык, нравы и обычаи других сословий. Его слава связана не только с огромным состоянием, но и с выдающимися заслугами в развитии отечественного производства (наследники Саввы Яковлевича считались самыми крупными русскими заводчиками). Его роль в становлении тяжелой промышленности трудно переоценить. Благодаря уральской металлургии, в развитие которой немаловажный вклад внес герой нашего повествования, Россия стала державой, экспортирующей промышленный металл (железо и медь) в Англию и другие страны Европы. Скончался Савва Яковлевич Яковлев в 1784 году.

Савва Яковлев активно наращивал производство. В 1767 году на заводе была построена новая доменная печь, плотина была существенно расширена. Теперь ее длина была 100 саженей (213,4 м), ширина по основанию 27 саженей (57,6 м), а по верху 12 саженей (25,6 м), в высоту плотина достигала 16 аршин (11,4 м). За счет этого удалось увеличить суточную выплавку чугуна до 400-500 пудов. Передел столь большого количества чугуна потребовало постройки новых заводов. В 1769 году построили Верхнесинячихинский завод, в 1779 – Верхнеалапаевский. Все эти заводы составили мощный горнозаводской комплекс, во главе которого стоял Алапаевский чугуноплавильный завод. После смерти Саввы Яковлева, Алапаевские заводы, по наследству достались его сыну Сергею.
Во время Пугачевской Войны 1773-1775 годов Алапаевский, Нижнесинячихинский, Верхнесинячихинский заводы были превращены в настоящие оборонительные
пункты. Заводская контора не жалела денег на оборону завода. На военную охрану и строительство оборонительных сооружений Алапаевского завода было потрачено 2038 рублей. На охрану Нижнесинячихинского завода потратили 37 рублей. На это было несколько причин. С продвижением войск повстанцев Алапаевский и Нижнесинячихинский заводы подготовились к обороне. Нежелание мастеровых завода перейти к повстанцем связана с условиями и оплатой труда. А крестьяне завода оставались личносвободными. На заводах Саввы Яковлева рабочие получали довольно не плохие деньги и поэтому крестьяне и мастеровые завода активно участвовали вместе с войсками в разгроме восставших.
Вообще, в комплексе Алапаевских заводов Яковлева значительную роль играл наемный труд. В период с 1799 по 1803 гг. вольнонаемных рабочих насчитывалось 370 до 400 человек. На Алапаевском заводе было 268 казенных мастеровых, а вольнонаемных 150-180 человек, то есть до 41%. Среди заводского населения заводов присутствовало социальное расслоение. Мастеровые, занятые на непосредственном производстве металла, имели достаточно высокий заработок. Их работа требовала определенных знаний, навыков и умения. Заводчики заинтересовывали таких рабочих сдельной оплатой труда. Получалось, что заработная плата прямо пропорционально зависела от объема произведенной продукции. Другая, большая часть рабочих, была занята на менее оплачиваемых отраслях производства, таких как заготовка леса и угля, транспортировка продукции и другое. К тому же их работа была сезонной. Поэтому многие рабочие вели свое собственное хозяйство, для обустройства которого брали у заводской конторы деньги в долг. Очень часто они не могли расплатиться вовремя и попадали в кабалу. С 1770 по 1801 год 74 крестьянина Алапаевского завода имели долг в размере 16 839 рублей. На Нижнесинячихинском – у 19 крестьян – 5 366 рублей, Верхнесинячихинском – у 143 крестьян – 51 799 рублей.

В 1797 году завод осматривал действительный член Берг-коллегии Иван Филиппович Герман. Вот что он пишет – «имелись: доменная фабрика с двумя доменными печами (одна из них была «не в действии»), три молотовых фабрики: кричная с 4 кричными горнами и 2 кричными молотами, якорная с 8 горнами и 4 молотами, сталеделательная с двумя горнами для укладу и стали и одним молотом; медеплавильная фабрика с двумя плавильными печами и одним гармахерским горном; числилось 6 медных и 13 железных рудников. Доменные печи были низкие, высотой в 13 аршин (9,2 м), на лучших уральских заводах — 18-19 аршин (12,8-13,5 м). Мастеровых и работных людей находилось 645, к заводам приписано крестьян 10342 души мужского пола».
Заводской поселок в 1781 году преобразован в уездный город Алапаевск, в 1797 переведен в разряд заштатных городов. В конце XVIII - начале XIX века завод находился в состоянии застоя. Из описания завода, сделанного в 1807 году берг-инспектором П. Е. Томиловым, видно, что на рубеже XVIII-XIX веков в нем произошли значительные изменения в сторону сокращения производства: не действовала медеплавильная фабрика, из числа действующих исчезли якорная и сталелитейная фабрики. На заводе находились каменная доменная фабрика с одной доменной печью, при ней – четыре чугунных цилиндрических меха, вторая домна была уничтожена.
В 1826 году завод перенесен на новое место – на реку Нейву, на одну версту от прежнего местонахождения, и стал называться Нейво-Алапаевским.

Оборудование старого завода было демонтировано, заводской пруд спущен в 1909 году. Основным видом производства на Алапаевском заводе становиться выплавка чугуна, а перековка всего полученного чугуна в железо не хватало производительных мощностей. Построить более мощные производственные мощности тоже не представлялось возможным из-за маловодия заводского пруда. В связи с этим обстоятельством было решено построить дополнительные предельные заводы.
https://www.proza.ru/2015/12/06/164

История г. Алапаевска.

Алапаевск (2 благочиние) Верхотурский уезд, заштатный город Верхотурскаго уезда, иначе называемый Нейво-Алапаевским заводом, отстоит от Епархиальнаго города в 150-ти вестах и расположен на левом берегу Нейвы при впадении в нее с левой стороны речки Алапаихи, которая делит селение на две части. Завод этот – главный во всем горнозаводском округе, состоящем в посессионном владении наследников С. С. Яковлева и заключающем в себе, кроме Алапаевска, действующие чугунно-плавильные и железо-делательные заводы: Нейво-Шайтанский, Верхне-Синячихинский и Ирбитский. По производительности своей, по совершенству технических устройств и по количеству выделываемаго железа, завод принадлежит к лучшим на Урале. Климатическия условия местности могут быть признаны благоприятными. Почва около Алапаевска суглинистая, с большими залежами железной руды. Алапаевск получил начало в 1639 году и был на первых порах небольшим поселком, населенным государственными крестьянами и состоявшим в ведении Мурзинской слободы. В этом году князь П. И. Пронский, ехав из Москвы в Тобольск на воеводство и узнав, что на берегу реки Нейвы есть удобныя места для земледелия, особенно при речке Алапаихе, и в местности, называемой Мурзинской сланью, основал Мурзинскую слободу и деревню Алапаиху, для заселения их, частью собрав вольных людей, неимевших земли, частью переведя некоторых крестьян из существовавших уже на речке Нейве поселков. Крестьяне этой Мурзинской слободы и подчиненной ея ведению деревни Алапаихи обязаны были, вместо денежнаго оброка, обрабатывать в пользу казны известное количество десятин земли и собираемый с нея хлеб доставлять в Государевы житницы. Спустя несколько лет, около Мурзинской слободы и деревни Алапаихи постепенно образовались новыя деревни, населенныя также крестьянами – хлебопашцами. В 1862 году, по донесению Мурзинскаго прикащика, «Мурзинскую слободу на реке Нейве воровские татары до конца разорили, храм и государевы житницы сожгли, а крестьян на полях всех побили и деревни все выжгли и скот отогнали»; посему в 1685 году оброчные крестьяне деревни Алапаихи просили Мурзинскаго прикащика Кондратья Хворова отвести им после башкирскаго погрома пустопорожнюю землю под пашню и сенные покосы с устья речки Алапаихи за реку Нейву на Каменку речку и далее, каковая просьба их и была удовлетворена. В 1703 году, вследствие обнаружения хорошаго качества железной руды в окрестностях деревни Алапаихи, построен был казенный чугунно-плавильный завод при речке Алапаихе в 200 саженях от впадения ея (с левой стороны) в реку Нейву. В следующем 1704 году завод этот был уже отдан Никите Демидову и сыну его Акинфию, который установил судоходный путь по реке Чусовой, забытый после похода Ермака в Сибирь, и содействовал устройству между Алапаевскими и Екатеринбургскими (т. е. Невьянским заводом, основанным в 1699 году и Каменским, основанным в 1700 году) заводами сухопутнаго сообщения. Из изданнаго в 1746 году Императорскою Академиею Наук перваго географическаго атласа России видно, что городу Екатеринбургу подчинялись три дистрикта: Екатеринбургский, Алапаевский и Катайский. В 1759 году Нижнеалапаевский, Нижнесинячихинский, Нижнесусанский и Верхнесусанский заводы, по конфирмованному Императрицей мнению особой комиссии, учрежденной бароном Шембергом, о необходимости отдать заводы в частное содержание, отданы были секунд-майору Александру Гурьеву, который в 1769 году продал все эти заводы тогдашнему богачу кол. асс. Савве Яковлеву. В 1781 году Алапаевский завод был сделан уездным городом, а в 1797 году упразднен и присоединен к Верхотурскому уезду с наименованием заштатнаго города. За маловодьем пруда Алапаевскаго завода впоследствии (не раньше 1810 года) заводския плотины и фабрики перенесены были в речки Алапаихи на реку Нейву, весьма обильную водою. В конце XVII столетия жители деревни Алапаихи и других смежных с нею деревень, в виду дальняго разстояния (50 верст) до приходскаго Мурзинскаго храма, стали ходатайствовать пред Тобольским Епархиальным Начальством о постройке в их селении храма и образовании самостоятельнаго прихода. Ходатайство это Алапаевских жителей было удовлетворено, и в 1702 году ими был построен на собственныя средства небольшой каменный храм во имя праведнаго Алексия, человека Божия. В 1771 году разрешено было деревянные потолки храма и колокольню заменить каменными и пристроить к Алексиевскому храму каменный придел во имя Архистратига Божия Михаила. Вновь сооруженный придел в 1776 году был освящен архимандритом Невьянскаго Богоявленскаго монастыря Исаией. В 1793 году Алапаевскому причту и старосте дано было разрешение пристроить на средства прихожан к существующим Алексиевскому и Михайловскому храмам с восточной стороны новый холодный каменный храм во имя Святой Живоначальной Троицы и перестроить храм Алексиевский. 8 Декабря 1798 году в Алексиевском храме случился пожар, во время котораго сгорела вся деревянная крыша храма с главами на обоих приделах и перилами на колокольне; вследствие этого устройство Троицкаго придела затянулось, и он освящен был лишь в 1816 году. В то же время каменная колокольня храма, вследствие слабаго грунта земли, стала отходить от стен храма и грозила падением; посему в 1831 году колокольня эта было разобрана, и вместо нея в течение 1832 и 1833 годов была выстроена новая, существующая и до сего времени. Из замечательных древних вещей в храме имеются два святые креста: первый крест серебряный (с клеймом 1791 года), позолоченный, с изображениями Спасителя (распятаго), Божией Матери, Иоанна Богослова, Господа Саваофа, апостола Петра; весу 2 фунта 82 золотника; второй крест – серебряный, позолоченный (без пробы), осмиконечный; весу 2 фунта. При Алексиевской церкви существуют два приписных храма: Екатерининский (кладбищенский) и Александро-Невский. Екатерининский храм 31 Января 1792 года тщанием прихожан был перенесен из Невьянскаго Экономическаго села и построен на приходском кладбище, находившемся тогда около средины нынешняго заводскаго двора. Храм был деревянный с таковою же колокольней, ветхими стенами, полом и потолком. В1832 году Екатерининская церковь была перенесена на северо-восточную окраину Алапаевска, где было отведено и новое кладбище, а в следующем 1833 году была освящена. Александро-Невская церковь была начата постройкой в 1888 году на средства прихожан (2 % вычет из заработной платы) в память Императора Александра II-го, освободившаго крестьян от крепостной зависимости; в 1894 году постройка храма была закончена, а в 1895 году он был освящен. Алексиевской церкви принадлежат следующия здания: 1) двенадцать каменных корпусов и один деревянный с лавками, переданными в ведение церкви заводовладельцами в 1856 году; 2) деревянный одноэтажный дом (без усадьбы), построенный на средства церкви в 1891 году для Алексиевской церковно-приходской школы и 3) деревянный одноэтажный дом с двумя деревянными флигелями и усадьбой, купленный в 1900 году на средства церкви для квартир младшему причту церкви. При Александро-Невской церкви имеется каменный одноэтажный дом с надворными постройками и усадьбой, выстроенный на средства общества под квартиру священнику и псаломщику. Постоянных жителей в приходе числится в настоящее время 4723 мужскаго пола и 5322 женскаго пола. Кроме сего, в приходе временно проживает от 2000 до 3000 душ обоего пола мастеров и рабочих, прибывающих в Алапаевск из разных мест на заводския работы. Жители города – крестьяне занимаются главным образом работами заводскими, а жители – мещане большею частию состоят на службе в заводских конторах, на должностях заводских надсмотрщиков, штейгеров, надзирателей и смотрителей; жители деревень занимаются хлебопашеством и извозом. Все прихожане Алапаевской Алексиевской церкви, по происхождению, коренные – русские; православнаго вероисповедания; раскольников и сектантов нет. Ежегодно в начале мая месяца из приходскаго храма совершается крестный ход в заводския помещения, где совершаются в нескольких местах (на плотине, под домной и на прежнем месте Екатерининскаго храма) молебствия и окропляются водой заводския фабрики и машины. Этот крестный ход установлен, по просьбе прихожан и заводской администрации, когда заводский отчетный год кончался 1-го мая. В состав прихода входят деревни: Алапаиха в 4 вер. Толмачева в 7 вер., Глухих в 8 вер. Верхняя Алапаиха в 10 в., Устьянцева в 12 вер., Мостовая в 15 вер. В следующих деревнях прихода есть часовни: 1) в д. Алапаихе в честь св. пророка Илии 2) в дер. Устьянцевой в честь апостолов Петра и Павла; 3) в дер. Верхней Алапаихе в честь Вознесения Господня и 4) в дер. Толмачевой в честь Святителя и Чудотворца Николая. В самом городе и приходе находятся следующия учебныя заведения: 1) Городское 3-х классное училище, основанное в 1871 году, 2) Женское земское училище, основанное в 1871 году; 3) Алексеевское мужское приходское училище, основанное к 1887 году, имеющее собственное здание; 4) Александро-Невская церковно-приходская школа, открытая в 1896 году, помещается в общественном здании; 5) в дер. Толмачевой – церковно-приходская смешанная школа, основанная в 1895 году; помещается в собственном здании; 6) в дер. Верхней Алапаихе смешанная школа грамоты, основанная в 1896 году; помещается в собственном здании; 7) в дер. Устьянцевой смешанная школа грамоты, открытая в 1896 году; находится в наемном помещении.

Материал из книги "Приходы и церкви Екатеринбургской епархии", изданной в 1902 году.
http://www.okorneva.ru/verhoturskiy-uezd/alapaevsk

По другим источникам,Алапаевский завод никогда не был Демидовским. Был он -государственным. Дела на нем шли плохо, тогда, после посещения завода Татищевым, и было принято решение, отдать его в частные руки.
В конце повествования упоминается деревня Устьянцева, так вот я как раз из этой деревни.И фамилия моя девичья - Устьянцева. Основал деревню мой предок, а вот в каком году - точно не знаю. В восстановлении родословной дошла до пра-пра-прадеда Устьянцева Алексея Лазоревича и жены его, Матрены Игнатьевны (1825-1884).

История г. Алапаевска.

Почему Алапаевск? Так, живу я здесь.
Из публикации Коновалова Юрия Витальевича " Заселение центральной части Алапаевского района в XVII – начале XVIII веков."
Первой ревизией Алапаевского завода 1721 года подробно расписано время и обстоятельства прихода на завод практически всех его работников. Среди них выделяются четыре двора, в трех из которых владельцами названы Чернавины. У всех троих сказано, что живут в своих домах с рождения и «Алапаевские заводы построены на их Чернавиных заимках»[37]. Те же «Чернавины заимки» упомянуты при описании двора казака Нефеда Бабайлова, выходца из Краснопольской слободы, имеющего пасынков, не названных по фамилии[38]. В ревизских сказках Краснопольской слободы пасынки Нефеда Бабайлова названы Родионовыми детьми Чернавиными[39]. То есть, поселок Алапаевского завода вырос вокруг родового гнезда Чернавиных из четырех дворов. Следовательно, именно их и нужно считать самыми первыми жителями города Алапаевска. Про Чернавиных сказано, что прежде они были пашенными крестьянами Невьянской слободы. Когда же они поселились на Алапаихе?

Самому старшему из Чернавиных – Иову - в 1721 году показано 55 лет от роду. В 1680 году Чернавины написаны по деревне Толмачевой. Тому же Иову (Иевку) показано пять лет. Его старшему брату Никифору (умершему к 1721 г.) показано десять лет[40]. Родились они в дворах на заимке. Значит, заимка Чернавиных на Алапаихе существовала уже около 1670 года. При этом верхотурские документы никакой особой деревни не отмечают, считая Чернавиных жителями деревни Толмачёвской. Но в переписи Шадринской слободы Тобольского уезда 1682 года показан Терешка Михайлов сын Чорнавин, назвавшийся уроженцем Невьянской слободы деревни Чорнавихи, переселившийся в 7183 (1674/75) году. Невьянское тягло за него пахал родной брат Ивашка[41]. Следовательно, сами Чернавины считали свою заимку отдельной деревней. Старшему из детей Терешки показано восемь лет от роду. Значит, самому Терешке в 1682 году было не меньше 25 лет. Если он родился в деревне Чорнавихе (Чернавихе), то основана деревня не позже 1657 года.

В переписи 1666 года в деревне Толмачёвой показаны Чернавины: Терешка Михайлов сын с братом Захарком шести лет и Куземка Михайлов сын с братом Ивашком 25 лет[42]. Очевидно, речь идет о четырех родных братьях. В переписи 1659 года в той же деревне показан и их отец: «Мишка Афонасьив сын Чернавин с четырми сыны: с Куземкою, да с Ывашком, да с Терешкою, да с Лазарком»[43]. Самое раннее упоминание о Чернавиных относится к 1646 году, когда в списке младших родственников («братья, и дети, и племянники, и зятья, и внучата») невьянских пашенных крестьян показан Мишка Афанасьев сын Чернавин[44], очевидно, отец вышеупомянутых четырех братьев. Через несколько лет он обзавелся собственным хозяйством - в именной крестьянской книге 1652 года про него сказано: «Мишка Офонасьев Чердынец; у него 2 сына пашут»[45].
О происхождении Чернавиных, времени их появления в Невьянской слободе и о дате поселения на Алапаихе пока точно неизвестно. Неясно также, были ли они первыми обитателями заимки. В переписи 1652 года в описании семьи Медведевых есть приписка: «Семейка умер, а сын иво Фетка сшел в Мурзинскую слободу и пашет Невьянскую заимку Алапаиху»[46]. Видимо, речь здесь идет о той же заимке – будущей деревне Чернавихе. Таким образом, архивные источники свидетельствуют о том, что первое поселение на месте поселка Алапаевского завода возникло за полвека до начала строительства завода.

Но, конечно, существование небольшой деревеньки Чернавихи не могло стать причиной бурного освоения берегов Алапаихе в начале XVIII века. Толчком послужило наличие в этих местах рудных запасов. Местные жители два десятилетия плавили железо прежде, чем власти приступили к его промышленной добыче.

В 1680 году в Невьянской слободе был отмечен единственный плавильщик железа (см. выше). К концу века их насчитывалось несколько десятков.

В 1696 году по распоряжению из Москвы исследовались рудные места Верхотурского уезда. На местах описания проводились местными приказчиками. Невьянской слободой в это время управлял верхотурский сын боярский Михаил Афанасьевич Бибиков, который привлек к изысканиям местных специалистов рудного дела. Согласно доклада, отправленного в Москву, в Невьянской слободе «У досмотру и описи были железные заводчики Архипко Пятого с товарыщи 17 человек да рудоплавщики Стенка да Логинко Пятого с товарыщи ж 27 человек»[47].

Тот же М. А. Бибиков руководил строительством первых заводов в Верхотурском уезде – Невьянского (1700-1702 гг.) и Алапаевского (1703-1704 гг.). Деятельность Бибикова историками и краеведами до последних лет обычно замалчивалась или освещалась крайне скудно, хотя его доклад о строительстве Алапаевского завода введен в научный оборот еще в 1992 году[48].
http://www.okorneva.ru/publikatsii--konovalova-yuriya-vitalevicha/zaselenie-tsentralnoy-chasti-alapaevskogo-rayona-v-XVII--nachale-XVIII-vekov/
Краткий очерк истории Руси

Чудинов В.А.

Здесь мне хотелось бы пояснить некоторые исторические реалии, без которых чтение данной книги может привести к неверному пониманию. Так, исторически слово РУСЬ, которое встречается так же давно, как и сами надписи, означает не русский этнос и не его территорию, а ЗЕМЛЮ ВООБЩЕ, точнее, ОБЖИТУЮ ЛЮДЬМИ землю. Это понятие очень близко к греческому термину «ойкумена». Такое предельно широкое понимание, свойственное нашим предкам, позволяет считать термин РУСЬ в каком-то смысле синонимом понятия ОЧЕЛОВЕЧЕННАЯ МЕСТНОСТЬ. Именно тогда и появилась русская письменность в двух видах: как слоговая (руны Макоши) и как буквенная (руны Рода). При этом письмо не выдерживало линию строки, и не существовало стандартного направления письма. И язык, и письмо можно назвать «русицкими». Никаких других языков не существовало, а потому не было и иных видов письма.


Со временем в сплошной зоне проживания, занятой человечеством, стали выделяться определенные участки, чем-то отличающиеся от других (пока не вполне ясно, чем именно). Эти участки получили свои имена от одного из четвёрки первоначальных богов человечества, а именно, от Макоши, Мары, Рода и Яра. Сегодня словосочетание РУСЬ МАКОШИ применяется к крохотным участкам земли далеко на севере; они представляют собой реликты некогда весьма обширной территории. Полагаю, что эта территория была связана с той местностью, которая у греков называлась «Гиперборея», а по-русски - АРКТОРУСЬ. Она находилась почти на северном полюсе и достигла своего расцвета около 10 тысяч лет назад. Столицей Аркторуси был город Поло, действительно полый, ибо он представлял собой застройку окружности большого озера, в центре которого возвышалась гора Меру. Как ни странно, но благодаря тёплым течениям этот регион оставался достаточно тёплым; остатки этой земли в виде огромного острова нам сегодня известны под именем Гренландия. Некоторые участки острова погрузились в воду, что породило миф о том, будто бы Гиперборея затонула. Но на самом деле она покрылась льдом, ибо в связи с перемещением земной коры отъехала от северного полюса на 1,5 тысяч километров на запад. А льдом она покрылась потому, что морские течения изменили своё направление и перестали согревать этот остров.
http://chudinov.ru/ocherk/1/

Когда родился Христос.

Замечу также, что на иконе Франциска Ассизского, якобы христианина, ничем христианским не пахнет, ибо вся икона пронизана ведическими надписями при отсутствии хотя бы одной христианской. Иначе говоря, хотя вроде бы он был христианином, его икона отражала только ведизм, но никак не христианство, с чем я уже неоднократно сталкивался. С другой стороны, мнение А.Т. Фоменко о годах жизни Иисуса Христа как о 1152-1156 не подтвердились, ибо Иса Кресень (если это прототип Иисуса Христа) жил почти на сто лет раньше, в 1054-1087. Ибо если принять точку зрения новой хронологии, то первый Крестовый поход оказывался за 57 лет до его рождения, что противоестественно. Тем не менее, без точки зрения А.Т. Фоменко было бы трудно взяться за согласование данных по ведизму и христианству.

Крабовидная туманность в обращенном цвете и моё чтение надписей

Здесь передо мной открывается большое поле для дешифровок. Сначала я читаю надпись внутри верхнего фрагмента, обведенного белой рамочкой. Тут написано: РУСЬ РИМА. Под этим фрагментом расположен другой, меньшего размера, обведенный черной рамочкой, и еще один, правее, внутри которых я читаю слова ЯРА РУСИ. Полагаю, что они образуют одно назывное предложение РУСЬ РИМА ЯРА РУСИ. Если предыдущие надписи можно было трактовать как чисто ведические, а Распятие - как случайное сходство с Распятием христианским, то политическая ситуация, когда РУСЬ РИМА являлась составной частью ЯРА РУСИ, очерчивает именно время рождения Христа.

Ниже находятся еще три фрагмента правее центра, внутри которых я читаю слова: ЛИК ЯРА. Затем перехожу к чтению еще одного фрагмента внутри правой белой рамочки, где написано МИР ЯРА, а потом и внутри длинной черной рамочки под фрагментами в двух белых, и там я читаю слова: ЯРОВЫ МИРЫ. Из них можно сделать вывод о том, что земной МИР ЯРА - не единственный, как и МИР ЯРА внутри Крабовидной туманности, и что в нашей Галактике таких МИРОВ ЯРОВЫХ - великое множество. Это уже перекликается с учением Джордано Бруно.

Ниже, внутри левого фрагмента, обведенного черной рамочкой, я читаю поразившую меня дату: 198 ГОД ЯРА. Полагаю, что это – год взрыва Крабовидной туманности. Пробую проверить: 856 + 198 = 1054 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА. Дата по Яру и по Христу совпадают! Но подобное совпадение одновременно является и еще одной проверкой точности установленного мною начала отсчёта по Яру.

Внутри предпоследнего фрагмента внизу я читаю еще раз слова ХРАМ ЯРА, а внутри самого нижнего фрагмента - подпись организатора данного явления: МИМ ЯРОВ. Наконец, я возвращаюсь к непрочитанному фрагменту внутри средней белой рамочки. И там я читаю совершенно поразившие меня слова: ИСА КРЕСЕНЬ ЯРОВ.

http://chudinov.ru/yaromar/2/
Обсуждение. Хотя исходная статья [1] мне встретилась в определенном смысле случайно (в принципе, время от времени такого рода статьи иногда встречаются, например, так я написал статью [8]), но на данную тему я всё равно написал бы обзорную статью, которая напрашивалась сама собой. А именно: необходимо было сопоставить постройки разных географических точек и сравнить их датировку. И сразу стало понятным сооружение этих объектов; иначе говоря, я решил проблему, поставленную неизвестным автором этой статьи.

И что же выяснилось? - Удивительная закономерность: практически все рассмотренные объекты (геоглиф провинции Альберта в Канаде, геоглифы пустыни Наска в Перу, надписи на камнях вблизи пирамид и на балке перекрытия храма в Египте, надписи при входе в подземный город Деринкую в Турции, надписи города Теотиуакана в Мексике у ацтеков, надписи инков в Перу, храм Юпитера в Баальбеке Ливана, ведический храм до христианской православной церкви в Израиле) построены одними строителями и практически в одно и то же время, и это время - вторая половина XII века. Удалось установить и адрес проектировщиков - столица Яровой Руси, город Аркона.

Оказалось, что прав Н.А. Морозов, который полагал, что царства - египетское, римское, израильское - одно и то же. Это утверждение, как наиболее одиозное, я заимствовал из выдержки письма А.А. Любищева (1890-1972) некоему деятелю. Любищев - выдающийся биолог, историк и философ так характеризует работы Н.А. Морозова: «Морозов совершенно прав, когда пишет, что если бы теории, поддерживаемые «солидными» учёными, получили бы такое обоснование, как его, то они считались бы блестяще доказанными... Но его выводы совершенно чудовищны: Царства - египетское, римское, израильское - одно и то же» [12:26].

В чём же одинаковость этих «царств», то есть, государственных образований? - В том, что они созданы одной страной и в одно время. - Напомню, что при Рюрике держава, которая называла себя «Ярова Русь», включала в себя примерно 90% всех известных стран и народов, которые входили в нее в качестве ее «краёв», примерно так, как сейчас входят в состав РФ Краснодарский, Ставропольский или Красноярский край. Их границы были условны, своих войск они не имели, своей монеты не чеканили. Монету, как я показал в других статьях, чеканил храм Яра Арконы, войска в виде «Ратей Яра» содержались в Скифии, для их переброски Арконой строились «римские» дороги или «китайские» стены. В качестве единой идеологии выступал русский ведизм, государственным языком был русский язык. С современной точки зрения существовало «мировое господство» одного правительства, одной веры, одного языка.

Но с возникновением христианства эта религия (в каких-то отношениях менее совершенная, чем ведизм, но более доступная широким слоям населения, и отпочковавшаяся от ведизма) стала играть роль сначала альтернативы, а затем и оппозиции. Всё, что было связано с жизнью Христа, стало считаться святыней. А утрата той или иной святыни, например, «гроба Господня», оказалось прекрасным предлогом для агрессии и территориальных завоеваний. И теперь Яровой Рати противостояло новое войско крестоносцев. Только этим можно было объяснить направление удара одной части крестоносцев против Арконы, в которой не было и по определению не могло быть никаких христианских святынь. Пока мне не вполне ясно, почему скифское войско не выступило на защиту столицы Яровой Руси. Однако, начатый в 1147 году Второй крестовый поход против славян, завершился через 21 год взятием Арконы в 1168 году, а еще через 21 год, в 1189 году («году Макоши») началась «эпоха годов Макоши», то есть, эпоха строительства храмов и геоглифов. Именно эта дата (или близкая к ней, спустя год, два, максимум 20 лет) и была в этой статье определена на большинстве объектов (кроме Стоунхенджа). Получается, что Аркона возродилась, но в другом качестве. Теперь она стала уделять большое внимание своим входящим в нее «краям», развивая их культуру, письменность, архитектуру, скульптуру, прикладное искусство. Именно этим, на мой взгляд, объясняется то, что появляются шедевры изобразительного искусства и архитектуры, которые связаны с греками, римлянами, египтянами и израильтянами, а также с индейцами Америки, инками и ацтеками.

Получилось примерно то же самое, что с Советским Союзом, где развивалась культура «национальная по форме, но социалистическая по содержанию», и где руководитель из местного населения чисто номинально возглавлял то или иное направление деятельности, а реальную работу проводил его русский заместитель. Со временем произошло то, что неминуемо должно было случиться: как дети, излишне обласканные родителями, бывают не подготовлены к тяготам жизни, списывая всё на неумение и несовершенство родителей, так и национальные элиты все сложности экономики и политики связывали с неумением центральной власти. Естественным желанием у избалованных детей является уйти из-под опеки родителей, а естественным желание национальных элит - уйти от центрального правительства в самостоятельное плавание. К чему это привело, видно на примере последних 23 лет постсоветского развития бывших республик СССР - ни одна из них не стала жить лучше.
Итак, можно сказать, что с 1147 года по 1189 год н.э., то есть с периода начала войны против Арконы и до ее восстановления, в течение 42 лет, наблюдался «период забвения Арконы», зато с 1189 года начался период ее Возрождения. Полагаю, что этот период забвения и стал прототипом историографического «Средневековья», которое поначалу для Рима составляло тоже где-нибудь 3-4 десятилетия, а позже было растянуто на тысячу лет (чтобы «не мелочиться»). А Рим периода «Арконского Возрождения» стал «античностью», и это совершенно запутало реальный исторический процесс, поскольку реальная «античность» оказалась моложе «средневековья». Так постепенно раскрываются тайны историографической мистификации.

Вторую дату на многих артефактах я пока считаю датой окончания строительства. Но, возможно, это юбилейные даты. Дальнейшее исследование должно прояснить этот вопрос. Так же я пока не высказываюсь насчёт датировки по Роду, накапливая такие данные. Во всяком случае, данная статья подводит итог моим многочисленным датировкам, которые сходятся к одной дате - «году Макоши».

Заключение. «Новая историография» Нового времени, то есть, западноевропейский историографический миф создавался в течение XV-XVIII вв., представлялась «новым хронологам» случайной ошибкой Иосифа Скалигера. Однако на деле речь идёт о хорошо продуманном историографическом мифе Западной Европы, который ставил ее на особое место «старшего брата» в политических и дипломатических взаимоотношениях со всеми странами, лежащими вне этого региона.
http://chudinov.ru/neponyatno/4/

Об этом и у Мегре говорилось словами Анастасии. Можно сказать - доказано.